Наверх
11 апреля 2017
Экспертное мнение
Berkshire Advisory Group

Весь спектр консалтинговых услуг в сфере строительства

Ирина Вишневская
Генеральный директор
Окончила Брянскую инженерно-технологическую академию по специальности «инженер-строитель», Финансовую академию при Правительстве РФ по специальности «оценка собственности», в 2007 г. получила степень МВА по программе «Стратегический менеджмент и предпринимательство» в Академии народного хозяйства при Правительстве РФ. Работала в Брянской лаборатории судебной экспертизы Минюста России экспертом по строительно-технической экспертизе, Торгово-промышленной палате, крупных консалтинговых компаниях. Более 5 лет была руководителем крупной инжиниринговой компании. </p> <p> С 2011 г. работает генеральным директором ООО «Беркшир Адвайзори Групп», руководителем судебно-экспертной лаборатории.  </p> <p> Cертифицированный судебный эксперт, член НП «Палата судебных экспертов им. Ю.Г. Корухова»; сертифицированный специалист в области коммерческой медиации и досудебного урегулирования споров; сертифицированный специалист по оценке недвижимости, активов и банковских залогов; международный судебный эксперт, профессиональный член Королевского общества судебно-экспертных наук (The Chartered Society of Forensic Science, Великобритания); эксперт Рабочего органа по методическому обеспечению и экспертизе при Совете по оценочной деятельности Минэкономразвития РФ; член Рабочего органа по защите прав и законных интересов оценщиков и СРОО Совета по оценочной деятельности Минэкономразвития РФ.

Berkshire Advisory Group — группа консалтинговых компаний, оказывающих комплексные услуги под ключ с учетом долгосрочных стратегий и текущих задач клиента в России и в большинстве стран ЕС. Универсальная и оптимальная внутренняя корпоративная структура группы компаний позволяет оперативно принимать решения, эффективно управлять проектами, осуществлять гибкую ценовую политику и предлагать конкурентные цены. В состав группы входит ООО «Беркшир Технолоджи», специалисты которого занимаются вопросами технического аудита и строительной экспертизы.Наш собеседник — генеральный директор Berkshire Advisory Group Ирина Александровна Вишневская. 

Ирина Александровна, правильно ли будет считать, что строительное направление является одним из основных в деятельности Berkshire Advisory Group?

Да, это действительно так. Строительная тематика, которой занимается ООО «Беркшир Технолоджи», для нас сегодня является наиболее востребованной и актуальной.

Мы занимаемся вопросами строительной экспертизы, в том числе технологическим ценовым аудитом, судебной и внесудебной строительно-технической экспертизой, решаем вопросы, связанные с техническим надзором. То есть осуществляем в строительстве экспертные функции.

В группе есть подразделение, которое занимается финансовым консалтингом в отношении инвестиционных проектов Фонда развития промышленности в рамках программы импортозамещения. В этих проектах, напрямую связанных с вопросами строительства, мы осуществляем полное консалтинговое сопровождение: решаем юридические вопросы, осуществляем бизнес-моделирование, финансовую экспертизу, техническую экспертизу. То есть доводим эти проекты до стадии реального финансирования.

Как этот процесс выглядит на практике?

Фонд развития промышленности, с которым мы сотрудничаем — специально созданная организация, призванная, в том числе, развивать проекты импортозамещения. Большое количество проектов отбраковывается на разных стадиях рассмотрения. В чем проблема? Проект должен быть правильно «упакован» — структурирован, рассчитан, обоснована его целесообразность. Из проекта должно быть совершенно ясно, что продукт, который планируют производить на новом предприятии, будет востребован рынком, достойно заместит импортную продукцию. Вот как раз такой «упаковкой» проектов мы и занимаемся: смотрим заложенную в него технологию, выясняем, насколько эта технология действительно современна. Проводим техническую и строительную экспертизу, оцениваем бюджет проекта. Проводим маркетинговое исследование рынка, выясняем, по какой стоимости продукт может выйти на рынок при той себестоимости, которая прогнозируется, применяя конкретные технологии. Мы выясняем, какую кредитную нагрузку этот проект выдержит. По итогам проделанной работы строится финансовая модель. 

Это же огромная работа!

Конечно. Как правило, на нее уходит не менее полугода. Мы — как сито, через которое проходит большое количество проектов. Если из ста находим 5 ценных, это хорошо. Такие проекты мы и стремимся выявлять. Именно они идут в «упаковку». Потенциальные заказчики уже знают, что мы успешно работаем с Фондом и обращаются к нам. Если проект интересный, предлагаем реальные варианты финансирования, необязательно через Фонд развития промышленности. Проектным финансированием сейчас мало кто занимается, но остается возможность привлечения средств через коммерческие банки, например, под твердые залоги. 

Какие-то из проектов, в подготовке которых вы принимали участие, уже реализованы?

Да. Например, построен и уже начал работу завод по производству медицинских подгузников в Калужской области. Ранее их закупали за рубежом. Более того, мы подошли к проблеме комплексно. В процессе нашей работы для ФРП над этим проектом было учтено, что сырье для нового завода в настоящее время также поступает к нам из-за рубежа. И сейчас в Минпромторге уже рассматриваются возможности организации производства и всех необходимых видов сырья в России, — таким образом проект получил дальнейшее развитие.

В «горячей» проработке у нас сейчас также проект по строительству предприятия по производству мебельной трубы, которая широко используется не только при производстве мебели, но также, например, и для изготовления медицинской техники. Казалось бы, металлургия в целом в стране развита хорошо, но вот мебельную трубу мы в основном импортируем. Занимаемся также проектом строительства сразу в нескольких регионах реабилитационных центров. 

В последние годы Berkshire Advisory Group демонстрирует завидный рост основных показателей, характеризующих деятельность компании. И это при том, что сегодня строительный комплекс, с предприятиями которого вы работаете, переживает не лучшие времена…

С точки зрения динамики рынка консалтинга в целом у нас рост очень солидный. При этом мы опережаем рост самого рынка. Для себя я объясняю это тем, что мы проводим правильную политику, пошли в нужном направлении.

Мы — эксперты в сфере строительно-технических и финансово-экономических вопросов. В строительстве перед нами стоят задачи и финансовой экспертизы, и учета, и стоимости активов. То есть сфера деятельности не ограничивается только вопросами объемов и качества выполненных работ.

Традиционно вопросами строительной экспертизы у нас в стране занимались экспертные учреждения Минюста и МВД. Но в последнее время Минюст позиционирует себя как ведомство, крайне загруженное экспертными работами, к тому же постепенно ставшее очень дорогой инстанцией для коммерческих заказчиков. Поэтому суды, а также представители истцов и подрядчиков все чаще обращаются к негосударственным экспертам — компаниям, подобным нашей.

Кроме того, 2014-2015 гг. были отмечены огромным количеством банкротств строительных фирм. Поэтому к экспертизе в этой сфере также начали привлекать специалистов с рынка. Мы стали еще более востребованы. Например, иногда бывает очень сложно разобраться, сколько средств реально вложено в строительство конкретного объекта. Или сколько денег необходимо, чтобы его достроить. Или сколько стоит незавершенный объект строительства, когда речь идет об установлении первоначальной цены продажи при процедуре банкротства. Ответы на вопросы такого рода нам приходится давать очень часто.

Специалистов нашего профиля высокого уровня не так много. В основном это люди, работавшие ранее в экспертных учреждениях Минюста или МВД.

 Но конкуренция в этом сегменте рынка все равно существует?

Конечно, ее острота во многом обусловлена тем, что в последние годы на рынок пришли люди, которые считают себя специалистами в строительстве, в целом понимают, как построить дом, но экспертами ни в коем случае не являются.

Поэтому мы вынуждены конкурировать не только с профессионалами. Причем понятно, что услуги настоящих профессионалов, специалистов высокой квалификации не могут стоить дешево. У меня неприятие вызывает тот факт, что на практике экспертов выбирают, исходя из того, чьи услуги дешевле. Да, судьи, к примеру, руководствуются необходимостью минимизации расходов, но ни к чему хорошему это не приводит.

Недавно мы выполняли внесудебную экспертизу по заказу стороны защиты по вопросам строительства очень крупного инфраструктурного объекта в Московской области. До того, как мы подключились к этой работе, было проведено 18 экспертиз, инициированных и следствием, и обвиняемой стороной. Но никакой ясности в дело они не внесли. Это еще раз свидетельствует о том, что, к сожалению, наш рынок заполнен очень большим количеством непрофессионалов. Чтобы быть экспертом, особенно судебным, в строительных вопросах, в экономике, в оценках, — нужно не только хорошо разбираться в предмете, но и знать многие специфические процессуальные моменты. Эксперты должны ориентироваться в юриспруденции и в то же время обладать теми компетенциями, которые необходимы для того, чтобы выстроить свои решения на профессиональном уровне. Экспертное мнение должно быть настолько обоснованным, чтобы ни у кого не возникло вопроса: «А почему это сделано именно так?». Иначе экспертизы в судах просто рассыплются. 

Практически каждая успешная компания имеет свои особенности, методы работы, выгодно отличающие ее от большинства конкурентов…

Мы в этом смысле не исключение. Если говорить про строительство, то наши эксперты в этой области прошли углубленную подготовку по вопросам судебной экспертизы. Это специальный курс при Палате судебных экспертов. Такая подготовка дает возможность более профессионально, структурированно представлять результаты своей работы в судах.

Второе отличие — аджайл. Сейчас это слово и понятие становится модным. Речь идет о системе управления проектами, когда в организации создается команда, которая выполняет конкретную задачу, опираясь на потребности заказчика. У нас в компании уже достаточно давно применяется именно эта система — создаются специализированные команды под конкретные проекты. В принципе все виды услуг, которые оказывает наша группа компаний, в полной мере соответствуют этой системе. Если кто-то сейчас еще только задумывается над переходом на аджайл, то мы уже давно этот метод успешно используем. Поэтому крупным компаниям, которые также активно внедряют у себя современные системы управления, работать с нами особенно комфортно.

Самое главное преимущество — наши люди, специалисты, работающие в компании, наши эксперты — носители компетенций. Причем речь идет не только о сотрудниках в штате. Ко многим проектам привлекаются и внештатные сотрудники, профессионалы в конкретных областях работы. За время существования группы компаний, то есть с 2005 г. у нас сформировался обширный пул профессионалов высокого класса. 

Какие бы советы вы, как эксперт в сфере консалтинга, могли дать сегодня российским строителям?

Рекомендация строительным фирмам только одна: оформляйте документы, тщательно документируйте все свои действия. Потому что в той ситуации, при которой вы вынуждены будете прибегнуть к нашей помощи, окажется, что отсутствует часть документов по проекту, нет деловой переписки, а какие-то важные вопросы, например, изменение графика производства работ или даже изменение сроков выполнения контракта, решались по телефону. При наличии документации неизмеримо легче отстаивать свою позицию, если возникнет такая необходимость. Особенно если речь идет о судебных процессах, где все должно быть подкреплено документами. А от возникновения необходимости идти в суд ни одна строительная фирма у нас не застрахована. Причины этого могут быть самыми разными. 

Каковы, на ваш взгляд, основные направления дальнейшего развития Berkshire Advisory Group?

Мы в декабре прошлого года вошли в состав НП «Национальное объединение технологических и ценовых аудиторов», поэтому, помимо традиционной строительной экспертизы, в том числе судебной, где у нас накоплен огромный опыт, возникает новое направление работы с крупными проектами. Оно представляет для нас интерес как раз с точки зрения дальнейшего развития компании.

Что касается проектов импортозамещения, то здесь все зависит от того, как будет меняться экономическая ситуация. Если мы увидим активизацию кредитования, прежде всего, со стороны коммерческих банков, тогда можно будет ожидать и увеличения количества проектов на финансирование, и, как следствие, активизации в сфере строительства в целом. На мой взгляд, во втором полугодии текущего года можно ожидать некоторого оживления процессов кредитования, а значит и реализации проектов развития. Соответственно, у нас могут появиться новые объемы работы, прежде всего, по контролю за целевым использованием кредитных банковских средств, строительного надзора.

Кроме того, для нас существует и перспективное региональное направление. Это Крым, который постепенно адаптируется под российскую систему законодательства. Там все чаще стала возникать необходимость независимой экспертизы местных предприятий. Это связано и с вопросами антимонопольного законодательства, касающихся, в частности, классификации строительных работ, целевого использования денежных средств при строительстве объектов, определением бюджетов на строительство. Я думаю, что крымское направление сегодня для нас является достаточно перспективным.

В моем понимании развитие компании заключается не только в увеличении количества всевозможных доверенных нам экспертиз, но и в повышении сложности вопросов, которые перед нами ставятся. Чтобы ответить на них, нужна постоянная профессиональная подготовка людей, повышение квалификации наших специалистов, чем мы занимаемся на постоянной основе. Именно это дает новые возможности в работе.






Создание сайтов x5b.ru