Наверх
13 марта 2014
Экспертное мнение
Национальное объединение проектировщиков

Строительная отрасль России: модернизация производств и возрождение типового проектирования

Михаил Посохин
Президент
Родился 10 июля 1948 г. в г. Москве. Окончил Московский архитектурный институт (1972 г.). Учился в аспирантуре на кафедре архитектурного проектирования общественных зданий Московского архитектурного института (1972—1976 гг.). Работал в системе проектных институтов Комитета по архитектуре и градостроительству г. Москвы (с 1972 г.). С 1982 г. — руководитель архитектурно-проектной мастерской № 18, с 2001 г. по настоящее время — творческий руководитель архитектурно-проектной мастерской № 1 «Моспроект-2» им. М.В.Посохина. С 1993 г. — директор Муниципального предприятия Управления по проектированию общественных зданий и сооружений «Моспроект-2»; с 2000 г. по настоящее время — генеральный директор Государственного унитарного предприятия г.Москвы Управления по проектированию общественных зданий и сооружений «Моспроект-2» им. М.В.Посохина. Одновременно с 1997 г. является первым заместителем председателя Москомархитектуры, с 2002 г. — академиком-секретарем отделения архитектуры и с 2006 г. — вице-президентом Российской Академии художеств.

Неблагополучная ситуация с аварийным и ветхим жильем в России сегодня оказывается в центре общественного внимания. Перед проектно-строительным комплексом страны сформулирована задача до 2015 г. расселить 780 тысяч человек, проживающих на 10,6 млн м2 в аварийном и ветхом жилье, на что планируется направить 126,6 млрд рублей. О том, каковы перспективы отечественного строительства в этом контексте, рассказывает президент Национального объединения проектировщиков Михаил Посохин.

Об аварийном и ветхом жилье

В настоящее время доля аварийного и ветхого жилья в жилом фонде РФ составляет чуть более 3,3% — 98 млн м2 при общем объеме свыше 3,3 млрд м2. Причем за последние два десятилетия — вследствие спада объемов, во-первых, строящегося жилья, а во-вторых, капитального ремонта — она выросла более чем в три раза. По стране аварийный и ветхий фонд распределяется крайне неравномерно: если в лидирующей Москве он составляет всего 0,3%, то в занимающей последнее место в соответствующем рейтинге Ингушетии — более 20%. Однако эти цифры, как уверяют многие специалисты, с подачи в основном регионов, не заинтересованных в достоверном отражении существующего положения дел, оказываются существенно заниженными.

Сегодня одной из ведущих тенденций в области жилищного строительства является демократизация, расширение его социального адреса. Социальное жилье для очередников и жилье эконом-класса постепенно вытесняют жилье элит- и бизнес-класса не только в регионах, но и в обеих столицах. В своем послании Федеральному собранию Президент РФ указал на необходимость решительно снизить стоимость 1 м² и в 2016 г. построить 75 млн м2 жилья, тем самым перекрыв советский рекорд 1987 г. — 72,8 млн м2.

Типовое проектирование: перспективы возрождения

Поставленные цели вкупе с развивающимся мировым экономическим кризисом обусловливают решительный разворот жилищного строительства (а также строительства объектов социальной инфраструктуры) в направлении основательно подзабытого в постсоветские десятилетия типового проектирования. Главное преимущество использования типовых проектных решений в современной строительной практике связано с перспективой снижения себестоимости строительства, что сегодня выдвигается на первый план.

В типовых проектах должны быть предусмотрены технические решения наиболее выигрышные по функциональным, техническим и экономическим показателям, позволяющие эффективно использовать капитальные вложения, широко применять индустриальные методы строительства и др. Речь не идет о механическом применении ГОСТов и СНиПов еще советских времен — в нынешних условиях это было бы неким атавизмом. Принципиальной задачей становится работа по их актуализации, а также разработке новых нормативов, регламентирующих применений типовых решений.

Помимо советского опыта целесообразно обратиться к опыту международному, приспосабливая его к российским условиям — природно-климатическим, социально-культурным, технико-технологическим, финансово-экономическим и др. Например, скандинавские страны располагают развитой базой современных типовых проектов, которые могут соответствовать по своим природно-климатическим параметрам проектам для северных регионов нашей страны. Замечу, что главной претензией к типовому проектированию советского времени была унифицированность проектных решений — одни и те же жилые серии возводились во Владивостоке и в Калининграде, в Норильске и в Краснодаре. Эти исторические уроки должны быть усвоены.

В настоящее время при Министерстве регионального развития Российской Федерации создан реестр проектов повторного применения, который постоянно пополняется по итогам работы специально созданного при Минрегионе экспертного совета. Как известно, не так давно Минрегион передал свои полномочия в этой части вновь созданному Министерству строительства и жилищно-коммунального хозяйства РФ (Минстрою), так что преемственность должна быть сохранена.

В плане работы Национального объединения проектировщиков на этот год — инициатива по созданию собственного реестра типовых проектных решений основных конструктивных элементов и систем зданий и сооружений различного назначения.

К новой индустриальной базе строительства

167_article.jpgПоворот к типовому проектированию предполагает параллельную реконструкцию и развитие принципиально новой индустриальной базы строительства. Об опоре на физически и морально изношенное советское наследие — те же предприятия ДСК — сегодня говорить не приходится. А монолит, правивший бал в конце 1990-х — 2000-е гг., в условиях неуклонного удорожания труда гастарбайтеров и все более настороженного отношения к росту данного контингента, при заведомо более продолжительных, нежели при сборном домостроении, сроках строительства, затрудненном контроле качества работ, выполняемых на стройплощадке, ярко выраженной сезонности строительных работ, зависимости от профессионального уровня рабочих становится все менее привлекательным.

С начала 2000-х гг. наблюдается процесс реорганизации строительных мощностей, реанимации ДСК на новой индустриальной основе, приобретения и установки новых технологических линий — французских, немецких, испанских. Особенно активно эти подвижки происходили в регионах — от Урала до Юга России. Сегодня можно говорить о возрождении панельного — но уже не только крупнопанельного, но и мелкосборного — домостроения, которое иногда называют домостроением пятого поколения.

По сравнению с «классическим» крупнопанельным домостроением объект типизации становится не в пример дифференцированнее — количество деталей, подлежащих типизации, возрастает в разы. Параллельно растет вариантность — как архитектурно-планировочных, так и объемно-пространственных и фасадных решений. К примеру, появляются ранее дефицитные угловые секции, без которых все разговоры о квартальной застройке не имеют смысла. Возникает возможность вывешивания консолей, а значит — использования активно практикуемого в современной архитектуре приема сдвижки объемов. Увеличивается шаг несущих конструкций — с 6,0 и 7,2 до 9 м, что обеспечивает гибкость планировочных решений. И т. д. и т. п. Все это влечет за собой принципиальное расширение профессионального инструментария градостроителя, который может оперировать широким набором урбанистических средств — вовсе не только в законсервировавшемся формате «свободной планировки».

Следует отметить, что речь не идет об обратной замене, так сказать, рокировке панели и монолита. В целом ряде случаев имеет место совмещение обеих этих строительных технологий. Причем их соотношение может разниться от 50 / 50 до 80 / 20. Именно превалирование сборных элементов, которые могут изготавливаться как на «внешних» — стационарных — заводах, так и на т.н. мини-ДСК, монтируемых прямо по месту, над «мокрыми процессами», выполняемыми в условиях стройплощадки — это и есть ныне развивающийся тренд.

Примеры успешной модернизации производств в строительной отрасли

Одним из ранних примеров успешной модернизации производства может служить завод по производству сборного железобетона «Фабрика Мажино», закупленный компанией «Крост» во Франции еще в начале 2000-х гг. Он выпускает широкую номенклатуру изделий — от колонн и балок до фасадных панелей и лестничных маршей, составных частей системы «Лего-дом».

Другой пример — реорганизация одного из ДСК образца 1970-х гг. в Ростове-на-Дону, проведенная компанией «Интеко» в конце 2000-х гг. под заявленный проект массовой жилой застройки «Западные Ворота». У германской компании EBAWE была приобретена агрегатно-конвейерная линия, достоинством которой является обеспечиваемая гибкость производства трехслойных панелей на паллетах. При этом возможна оперативная смена номенклатуры выпускаемых изделий.

Еще один региональный пример — компания «Рекон» из Чебоксар, сумевшая переоборудовать местный ДСК под французскую технологию сборно-монолитного каркасного домостроения Sаret еще во второй половине 1990-х гг. За счет совмещения отечественного и французского оборудования удалось понизить уровень издержек при реконструкции производства. Основное достоинство технологии СМКД — монтаж элементов каркаса, изготавливаемых в заводских условиях, исключая сварочные работы. Эта технология получила широкое распространение в Уральском регионе.

Дополнительные резервы сокращения себестоимости жилья

Наряду с типизацией и индустриализацией как ведущими факторами снижения себестоимости возводимого жилья изыскиваются и другие резервы сокращения затрат как на строительство, так и в ходе последующей эксплуатации зданий. Среди них следует отметить замену дорогостоящих материалов и изделий на конкурентоспособные, но более бюджетные аналоги, оптимизацию логистических схем, применение энергоэффективных решений и «зеленых» технологий.
По первому пункту укажем на перспективы улучшения экономики проекта за счет приоритетного применения местных стройматериалов и технологий. Издержки на транспортировку материалов и изделий, как известно, способны увеличить их стоимость до 10% — в этой связи уже упоминавшиеся мини-ДСК, возводимые прямо на стройплощадке и передислоцируемые сразу по окончании строительства, оказываются одним из перспективных вариантов. Что касается повышения энергоэффективности, то в жилищном строительстве основные подвижки происходят в области повышения теплосберегающих свойств фасадных конструкций. Передовые же «зеленые» технологии в российских условиях появляются в основном в сегменте знаковых объектов государственной важности типа Олимпийского парка в Сочи или Универсиады в Казани, престижного корпоративного, а также элитного частного строительства — до массового жилья этот тренд должен еще «снизойти».

Тем не менее, осознавая всю значимость экоустойчивой тенденции в развитии современной архитектуры, что нашло отражение в Федеральном Законе № 261, Национальное объединение проектировщиков ставит своей задачей приведение имеющихся энергоэффективных решений в соответствие с актуальной нормативно-технической базой с целью их повторного применения при проектировании других объектов. Тем самым существенно снижаются трудозатраты на проектирование, сокращаются сроки прохождения строительной экспертизы, экономятся строительные материалы, а, значит, энергоресурсы, что особенно важно при дефиците средств в условиях развивающегося мирового экономического кризиса. Вне всякого сомнения, со временем опыт применения типовых энергоэффективных проектных решений позволит сформировать фонд готовой проектной документации для повторного применения в капитальном строительстве, что даст возможность снизить уровень энергопотребления объектов — как новостроек, так и исторических зданий и сооружений.

Экспериментальное проектирование — перспектива институционализации

Очевидно, волна типизации и индустриализации в строительстве набирает силу. Ей придется пробивать себе дорогу в условиях надвигающегося экономического кризиса. В этой перспективе важно наличие мозгового центра, способного теоретически и методически обеспечить новый этап развития отечественного проектно-строительного комплекса, наметить ориентиры и прочертить траекторию дальнейшей эволюции. Таким стратегическим командным пунктом внутри отрасли мог бы стать Институт экспериментального проектирования, ответственный за переход на новые профессиональные рельсы, обеспечение цепочки «эксперимент — апробация — внедрение в практику строительства», в конечно счете — конструирование и управление будущим российских городов.